Тренер S10.run Игорь Матей: Чтобы жить интересно, нужна смелость

Статья полностью

Далеко не все могут пробежать триатлон Ironman за 11:18.30. С болезнью Бехтерева на такое способны единицы. Тренер S10.run Игорь Матей рассказывает, что для него значит бег и как тренировки круто изменили его жизнь.

Ощущение себя и ощущение жизни

Я начал бегать в 2012 году, потому что очень больно было ступать на ноги. Тогда я чувствовал себя очень слабым и неуверенным. А сила у меня ассоциировалась именно с сильными ногами. И быть сильным – это значит бежать. И вот во мне проснулся какой-то внутренний импульс – бежать.

Перед работой в полиции я вышел на пробежку в лесу рядом с домом. Через 10-12 минут я уже задыхался, и у меня всё болело. Но мне понравилось. Я почувствовал себя живым. С того момента я начал бегать каждый день. Правда, делал это на обезболивающем.

Ещё в институте у меня диагностировали болезнь Бехтерева. Это такая штука, когда иммунитет начинает работать против тебя. В организме идёт сбой, и иммунная система начинает угнетать тело. Сильнее всего затрагивается позвоночник, в котором позвонки начинают срастаться, и в итоге позвоночный столб становится неподвижным.

У меня началось всё с пятки, мне тогда 23-24 года было Я хромал полтора года. Потом стали болеть колени, тазобедренный сустав и позвоночник. Ночами невозможно было спать, постоянно была дикая слабость. Все врачи говорили, что категорически нельзя заниматься спортом.

Болезнь Бехтерева – противная штука, с которой очень долго живут, но качество жизни отвратительное. С ней у людей появляется либо очень большой лишний вес, либо они превращаются в скелет. Я весил всего 62 кг и так продолжал жить. Меня не устраивало моё самочувствие, состояние, ощущение себя и ощущение жизни.

Фотограф или майор

Я работал в полиции. Сначала в районном отделе в Воронеже, потом перешёл в управление по экономическим преступлениям. В полицию люди с хорошим не приходят. Потому что постоянно приходится работать с негативом, который прилипает и к тебе. Изначально я поступал в медицинскую академию и хотел быть врачом, но не прошёл. Тогда родители помогли мне поступить в институт МВД. Мне жутко не нравилось там учиться. Но первое время мне нравилось работать в следствии.

После дурдома в институте я чувствовал, что реально могу помогать людям. Но зарплата была очень маленькая. В 2006 году я получал около 7 тыс. рублей. Курсантом я до этого получал 6 тыс. рублей. Приходилось работать сутками, выходных практически не было. Постоянно плохо себя чувствовал, пил обезболивающие, проходил курсы лечения.

Я проработал в следствии восемь лет. Параллельно начал фотографировать свадьбы, мне это очень понравилось. Я очень кайфовал от них, ведь это крутой праздник. В полиции почти никто об этом не знал, так как запрещены другие виды деятельности. В выходные я снимал свадьбы, а в будни расследовал. К 30 годам понял, что очень тяжело усидеть на двух стульях. На обе профессии нужно было направлять много сил и времени. И я понял, что пора увольняться.

На тот момент мне полгода оставалось до майора и одновременно я был востребованным свадебным фотографом в Воронеже. Было невероятно сложно и безумно страшно сделать выбор. Система так настраивает, что тебя никто не держит, и одновременно пугает тем, что ты никому будешь не нужен.

Родители, конечно, советовали потерпеть и дождаться пенсии. Я тогда прикидывал, что меня ждёт в 35. Я знал всё про своих начальников и мог со стороны оценить, насколько им хорошо живётся. У них было полное отвращение к жизни. Мне не нравилось то, где я был в 30 лет. Но ещё больше мне не нравилось то, что ждало меня дальше.

Врачи мне говорили, что скоро я не буду вставать из инвалидного кресла. Они спрашивали только, успел ли я жениться. С любой серьёзной болезнью не всегда понятно кому сложнее, тому кто болеет или его близким. Жить с человеком, который не получает удовольствия от жизни, очень сложно. Получилось так, что я развёлся и в этот же момент уволился из полиции. Мне в принципе тяжело принимать решения, но в критической ситуации оно далось мне намного проще.

Чувствовать свою силу

Я начал много путешествовать, много снимать. Стал выигрывать всякие премии в фотографии. У меня появилось множество знакомых. Я стал больше бегать. По моим рассуждениям – чтобы жить интересно, нужна смелось. Смелость появляется от уверенности в себе. Чтобы быть уверенным в себе, нужно чувствовать свою силу. Именно бег мне помогал ощущать свою силу. Бег гоняет кровь по организму, заставляет позвоночник и суставы работать. Бег – это жизнь.

И я работал со своим заболеванием, которое обострялось на фоне сильного стресса. Его было в избытке на моей предыдущей работе. Я боролся с болезнью. Перестал использовать медикаменты. Исключил из питания мясо и алкоголь. Стал практиковать голодание. И постепенно у меня стали реже случаться обострения. А сейчас я пока о них совсем забыл.

Бег научил меня действию, научил искать решения проблемам. В итоге в 31 год я выглядел лучше и моложе, чем в 27 лет. Моя жизнь начала с каждым годом становиться интереснее. В 20 лет я думал, что в 40 буду дедом. А сейчас мне 35 лет, и я понимаю, что в 40 буду кайфовать ещё больше.

По берегам морей и океанов

Первую длинную дистанцию в 10 км я пробежал только после 12-15 месяцев после начала бега. В какой-то момент мне попалась книга Харуки Мураками, где он описывал свою жизнь. Он рассказывал, как писал книгу и бегал по берегам разных морей и океанов. Я тоже представлял, что бегу по берегу океана, находясь в загаженном лесу Воронежа.

Ещё во время работы в полиции меня неожиданно отправили в отпуск за два года. Дали больше двух месяцев отдыха. И я уехал на месяц в Таиланд, благо на тот момент государство оплачивало авиабилеты. Там мне удалось побегать вдоль океана. Вернулся я через месяц уже другим человеком.

От Мураками я узнал про марафонский бег и триатлон Ironman. Я решил, что это возможность доказать себе, что возможно всё. Так и вышло. Пока я шёл к этим целям, моя жизнь стала совершенно другой. Я познакомился с триатлонской тусовкой в Воронеже и начал с ними готовиться к половинке триатлона. Потом старший товарищ предложил мне вместе пробежать марафон во Франкфурте в 2018 году. И я стал готовиться вместе с ним по его программе.

Опыт в преодолении себя

В тот период я много занимался спортом. Мне могло быть больно, некомфортно, но в жизни я себя чувствовал очень классно. Тогда же начал думать, как заниматься много спортом и уметь обеспечивать себя. Потому что соревнования занимали существенную часть моей жизни. Я задумался о профессии тренера. Но увидел, что другие тренеры были мастерами спорта с кучей наград.

Потом я прочитал книгу основателя S10.run Юрия Строфилова «Не про бег», и подписался на него в Facebook. В одном из постов он рассказывал, что тренером может быть любой, у кого есть опыт бега. Я сначала не поверил. Через какое-то время после завершения Ironman я задумался, что имею опыт в беге, опыт в преодолении себя и изменении жизни к лучшему. Для меня бег стал не про то, как передвигать ногами, а про интересную жизнь.

Для меня преподавание – это рассказ о том, как ты что-то делаешь, как ты можешь помочь человеку. Тренер должен увидеть проблему, выявить страх, познакомить ученика с ним и помочь ему пройти дальше. Мне нравится понимать людей, уметь их правильно мотивировать. Для меня самое крутое в тренерской работе – умение провести человека по пути быстрее, чем он сам это сделает и наломает дров.