В помидорах много витамина С. Больше, чем в цитрусовых

Статья полностью

Создатель платформы S10.run Юрий Строфилов написал книгу «Не про бег» и теперь работает над новой – «Не про еду». Вот кусок про витамин С:

Витамин С – это антиоксидант.

Офисный сотрудник накануне выплат бонусов носится по кабинетам, как я на интервальной тренировке 20 по 400. Ему не хватает бонусов. Он радикальный и свободный. Начальник его сидит над ведомостью и неспеша считает деньги. Он обременён деньгами и консервативен.

На следующий день офисный сотрудник, получив бонусы, вальяжно смотрит в окно. Теперь он обременён деньгами и консервативен. Но начальник его, оставшись без денег, начинает применять радикальные методы. Под давлением работник требует денег с клиентов, клиенты разбираются с дебиторкой. Переходя из рук в руки, деньги запускают целый каскад реакций, активизируя соседей. Отсутствие денег делает людей радикалами. Наличие денег делает людей консерваторами.

Каждая полученная нами калория приводит к появлению свободных радикалов. Топливо горит в кислороде, КПД этого процесса далеко не 100%, от кислорода остаются несгоревшие обломки молекулы, которые несут электрический заряд и очень активны.

Электрический заряд – это деньги клеточного уровня. Если у кислорода заряд не компенсирован, то есть денег нет, он очень активен, он становится свободным радикалом. Свободные радикалы, отнимая заряд, окисляют жиры в мембранах и разрушают молекулы ДНК.

Идея Полинга была такая: свободные радикалы – главная причина старения и болезней, нужно их чем-то нейтрализовать. Аскорбиновая кислота хороший кандидат на роль нейтрализатора, она отдаёт заряд активному кислороду. Кислород получает то, что хочет, и тут же перестаёт быть активным, как офисный сотрудник после зарплаты.

Уникальность антиоксидантов в том, что отдав заряд, они не становятся активными. Антиоксиданты, как мудрый начальник, всё делают без радикализма. Добродушно отдав заряд, аскорбиновая кислота не меняет своей активности, разрывая каскад истерических реакций.

Я как-то работал в одной очень большой компании. Её руководитель накричал на члена совета директоров, тот накричал на начальника департамента. Начальник департамента устроил истерику трём начальникам управлений, начальники управлений обещали сжечь напалмом всех своих подчинённых.

Подчинёные начали мелко дрожать, светиться в темноте, а на месте, где когда-то была будка вахтера, осталась небольшая радиоактивная воронка. Вызывает меня мой руководитель, руки его чуть дрожат: «Давай выпьем, я за тебя кренделей получил». Я спрашиваю, что случилось. «Ты всё равно не поймешь, давай выпьем». Вот так работает антиоксидант, прерывая цепь нездоровых реакций.

Полинг решил бороться с простудой, раком и смертью применением витамина С в рот и в вену. Как настоящий большой учёный свои теоретические выкладки он подкреплял экспериментами над живыми мышами, над больными взрослыми и над здоровыми детьми.

Полинг организовал Научный медицинский институт Лайнус Полинга, крупнейшим спонсором которого был фармгигант Hoffmann-La Roche, самый крупный в мире производитель витамина С. Сотрудники вводили 10 грамм витамина больным раком на последней стадии и обнаружили, что больные после ежедневных инъекций выживали в четыре раза чаще.

Первый президент института Полинга Артур Робинсон перепроверил эксперименты и выяснил, что высокие дозы витамина С провоцируют рак. У мышей рак кожи появлялся в два раза чаще, чем в контрольной группе. Полинг посмотрел на данные, уволил Робинсона, убил всех мышей, уничтожил данные, опубликовал статью о том, что эксперименты Робинсона были голой любительщиной. Робинсон подал в суд и получил с Полинга 575 тысяч долларов, а судебные расходы института уменьшили состояние дважды лауреата Нобелевской премии ещё на миллион долларов.

Полинг настаивал на том, что рак лечится витамином С. Если не помогает один грамм в день, поможет десять, если и десять не помогают, поможет сто. Сто грамм не помогало. Вероятно, помогло бы введение тысячи, но сто грамм оказалось летальной дозой.

Конечно, можно увеличивать дозы до космических и вводить витамин С прямо в кровь. Но равновесие ломается, вероятность онкологических и метаболических проблем растёт, защитные силы организма истощаются.

Доказать панацеидальность синтетического витамина С пока никому не удается, но теперь мы знаем, почему полезны природные витамины. Витамины в помидорах упакованы в сложные соединения, которые распадаются медленно. Во-первых, это не даёт пиков концентрации, организм легко выводит излишки. Во-вторых, активные вещества доставляются ближе к точке применения.

В помидорах много витамина С, больше, чем в цитрусовых, которыми спасали моряков.