Помидоры – продукт искусственного отбора

Статья полностью

На связи создатель платформы S10.run и автор книги «Не про бег» Юрий Строфилов. Сейчас пишу вместе с компанией «ЭФКО» книгу «Непроеду». Добрался до помидоров.

Помидоры – это продукт искусственного отбора. Штука бесконечно далёкая от диких растений, близких родственников картошки. Пока изучал работы аббата августинского монастыря Менделя, был вынужден столкнуться в очередной раз с Дарвином.

Теория Дарвина отличается от христианства меньше, чем христианство отличается от ислама. Доказательств работы естественного отбора меньше, чем доказательств работы Бога. Ни одно из дарвиновских построений не выдерживает проверки математикой.

Возьмём код какой-нибудь программы. Например, код социальной сети «ВКонтакте». Посадим тысячу программистов, которые будут случайным образом вносить в этот код мутации и проверять, может ли изменение привести к улучшению потребительских свойств. По Дарвину, если заниматься этим достаточно долго, то в конце концов из сети «ВКонтакте» получится Facebook или Instagram. Вы верите, что получится? Я думаю, что случайные мутации приведут к смерти особи.

Но это не всё. Допустим, удалось одному из программистов случайным образом создать из «ВКонтакте» что-нибудь жизнеспособное. Для того, чтобы новые функции закрепились, их нужно передать потомству. То есть такие же или очень похожие мутации должны случиться не только у папы, но и у мамы. Тогда у ребёнка, может быть, закрепятся эти черты.

Но этому ребёнку нужно с кем-то спариваться. Для того, чтобы черты не вымывались, случайные, но одновременные и одинаковые мутации должны произойти хотя бы у одного процента популяции.

В нашем случае из тысячи программистов десять должны одновременно, случайным образом, херача по клавишам, получить жизнеспособные образцы, которые должны случайным образом встретиться, полюбить друг друга и оставить потомство, которое не должно погибнуть от случайных скачков электричества или от рук программиста, забывшего сделать резервную копию.

Но и это не всё. Произошла случайная мутация. У лягушки выросли крылья. Полетит? Нет, конечно. Получит преимущество? Нет, конечно, нафига жабе крылья, если она не может летать. Её съедят.

Для того, чтобы жаба с крыльями полетела, нужно тысячи одновременных и согласованных мутаций. Нужна другая энергетика, другие кости, другая развесовка, другие сенсоры, другая скорость реакции и вообще всё другое.

Вот наши десять программистов случайным образом всё одновременно слепили новую фичу: в интерфейсе появилась возможность поиска по всем сообщениям.

Теперь случайным образом и одновременно должна произойти мутация в базе данных, в протоколах обмена, в дизайне на разных устройствах. Взлетит? Нет. Это изменение должно быть поддержано архитектурой, чтобы миллион запросов обработался в разумное время. Это изменение в сотнях тысяч строк кода. Случайно. Одновременно. Десятки раз независимо. Верите?

Как-то так получилось, что мир разделился на две части. Одни верят в Бога, другие в Дарвина. Ни один из кандидатов на роль третьей силы не набрал кворума. Если ты атеист, то обязан верить в Дарвина и катать истерики по поводу исключения этой теории из учебников биологии.

В цивилизованных научных сообществах не принято сомневаться в научном гении Дарвина, как в церкви не принято оскорблять чувства верующих. Все религии одинаково чувствительны к оскорблению чувств и Дарвинизм не исключение.

Представьте себе, что вы приплываете на необитаемый остров и рядом с камнем находите часы, заводите, подносите к уху – ходят. Случайно образовались рядом с камнем работающие часы. В случайные сложные механизмы не верит никто, а вот в случайных разумных существ, в миллиарды раз сложнее устроенных, верят.